Главная · Интернет магазин · Новости · Контакты · Поиск · Карта сайтаFriday, December 15, 2017
Навигация
Главная
Интернет магазин
Видеонаблюдение
Спутниковое телевидение
Спутниковый интернет
Библиотека
Файловый архив
Часто задаваемые вопросы
Фотогалерея
Контакты
Поиск
Проверить свободный домен
Определить тИЦ и PageRank
§ 6. Криминология в 20—30-х годах
(В подготовке данного параграфа принимала участие кандидат юридических наук Л.В. Ильина.)

Изучение преступности продолжалось и в первые годы существования советского государства. Анализ состояния преступности, ее причин, личности преступника проводился органами юстиции, милиции, работниками государственного аппарата, научными сотрудниками, общественностью и студентами. Научно-методической базой проведения криминологических исследований являлись статистические учреждения, в которых была сосредоточена так называемая моральная статистика (отделы моральной статистики были созданы в 1918 г. в ЦСУ РСФСР, а в 1923 г. в ЦСН СССР), а также кабинеты по изучению преступности и преступника, создаваемые различными ведомствами и учреждениями в крупных городах страны. Первые шаги в деле изучения личности правонарушителя сделал Петроградский криминологический кабинет, образованный в 1917 г. по инициативе Петроградского Совета (каких-либо конкретных сведений о результатах работы этого кабинета не сохранилось).

Первый кабинет, о деятельности которого имеется более полная информация, был образован в 1922 г. в г. Саратове. Работа Саратовского губернского кабинета криминальной антропологии и судебно-психиатрической экспертизы велась в трех направлениях: 1) изучение преступника и преступности; 2) изыскание наиболее рациональных методов перевоспитания преступников; 3) производство экспертиз для судебных органов уголовного розыска и для администрации исправдома. (См.: Иванов Г. Из практики Саратовского губернского кабинета криминальной антропологии и судебно-психиатрической экспертизы// Советское право. 1925. № 1. С. 85)

Обследование преступников велось по криминально-диагностической карточке, которая включала социологическое, психологическое, физическое и медицинское обследования. Особое внимание обращалось на нервную систему и психопатические аномалии. Целью социологического обследования было выявить социальный облик преступника. Психологическое обследование должно было определить хотя бы в общих чертах характер обследуемого и в сочетании с социологическим дать представление о личности правонарушителя.

Криминально-диагностические карточки, кроме их чисто научного использования в целях изучения личности преступника, имели и практическое значение: на их основе составлялись краткие характеристики заключенных и указывались наиболее целесообразные методы исправительно-трудового режима для них. Почти за десять лет своего существования Саратовский кабинет представил в разные инстанции свыше 80 докладов и исследований. (См.: Кутании М.П. Саратовский кабинет но изучению преступности и преступника // Пути советской психоневрологии. Самара, 1931.).

Возникновение Московского криминологического кабинета связано с проведенным в апреле 1923 г. обследованием арестных домов Москвы. Материалы обследования оказались настолько интересными и ценными, что напрашивался вывод о необходимости организации постоянного изучения личности преступника и преступности. В связи с этим в 1923 г. при Административном отделе Московского Совета был создан кабинет по изучению личности преступника и преступности. В нем работали криминалисты-социологи, психиатры, психологи, антропологи, биохимики, статистики. Впоследствии кабинет был передан в ведение Мосздравотдела, и это определило направление его деятельности, поставив на первое место всестороннее изучение личности правонарушителя с общебиологической (медицинской) и социально-экономической точек зрения.
Московский кабинет разработал несколько форм анкет. Программа детального обследования содержала 43 вопроса, которые заполнялись несколькими специалистами: криминалистом, социологом, психологом, антропологом, психиатром, биохимиком.
Социологическое обследование предполагало «выяснить сложный социологический процесс создания антисоциальной личности, внезапного катастрофического ее образования или, наоборот, постепенного разрастания в ней антисоциальных навыков» (изучение личности преступника в СССР и зa границей. М, 1925. С. 19.).
Выяснялись условия детства правонарушителей, причины повторного совершения преступлений, особенно молодыми заключенными, чтобы выявить в каждом конкретном случае влияние тех социально-экономических условий, в которых проходила прошлая жизнь обследуемого. Заключение социолога давало материал и для правильного выбора меры наказания для обвиняемого.
То обстоятельство, что Московский кабинет находился в ведении здравотдела, накладывало отпечаток на характер проводимых им исследований и научных работ, которые носили преимущественно биопсихологический характер. Показательны в этом плане сборники «Преступник и преступность», выпущенные кабинетом.

Организованный в 1926 г. кабинет в Ростове-на-Дону также придерживался биопсихологического направления в своих исследованиях. Руководил работой кабинета доктор А.В. Браиловский, труды кабинета и, в частности, его сборники «Вопросы изучения преступности на Северном Кавказе» издавало краевое управление здравоохранения, авторами статей были главным образом врачи.

В Ленинграде второй криминологический кабинет был организован при губернском суде в 1925 г. Основной формой работы кабинета были кружки, занятия в которых были организованы по лабораторному методу. Кроме того, кабинет проводил анкетные обследования. Им были проведены обследования детской преступности, растратчиков, хулиганов, воров, убийц. Полученные данные позволили выпустить ряд работ: «Убийцы», «Половые преступления», «Хулиганство». Коллективная работа кабинета «Убийцы» — попытка дать историко-социологический анализ одного из тягчайших преступлений. Задача работы — «отыскать первопричины этого преступления, ведущие от личности убийцы к факторам материальным и культурным, которые противопоставляют преступную личность обществу» (Убийцы. М., 1928).

Белорусский криминологический кабинет был открыт 30 октября 1926 г. при факультете права и хозяйства Белорусского госуниверситета. В состав кабинета входили представители НКЮ, НКВД, Наркомздрава, Наркомпроса. В кабинете действовали две секции: криминальной социологии, криминальной психологии и психиатрии. От ЦСУ БССР кабинет получал статистические данные о преступности, о соотношении различных видов преступлений, сведения из области моральной статистики. Тесный контакт с исправительно-трудовыми учреждениями позволял работникам кабинета обследовать отдельных заключенных, организовывать массовые обследования в целях изучения поведения, быта, труда, творчества заключенных. Основной формой опроса были анкеты. Результаты обследований позволяли индивидуализировать исправительно-трудовое воздействие на заключенных. (См.: Слупский С.Е. Белорусский кабинет по изучению преступности // Проблемы преступности. М., 1929. Вып. 4.)
Следует отметить, что в деятельности Белорусского криминологического кабинета роль психиатров и других представителей естественных наук была сравнительно невелика, социологические исследования здесь проводились в более широком объеме по сравнению с другими кабинетами. Основная линия работы Белорусского кабинета, как писал его руководитель проф. А.К. Ленц, — изучить преступность, чтобы ее ликвидировать. (См.: Лени, А.К. Белорусский кабинет по изучению преступника и преступности, его цели и характер деятельности // Вестник НКЮ БССР. 1927. N» 1. Как можно видеть, иллюзия о «ликвидации» преступности — иллюзия давняя (прим. ред.))

На Украине изучение преступности и личности преступника велось в различных учреждениях. Первым из них была юридическая клиника при юридическом факультете Киевского института народного хозяйства, организованная в 1924 г. (См.: Тихенко С.И. О юридической клинике КИНХа// Вестник советской юстиции. 1927. №3. С. 104-106.)
Юридическая клиника существовала как учебно-вспомогательное учреждение при юридическом факультете, одной из целей которого являлось социологическое изучение преступления и преступника и ознакомление студентов с методикой исследования. Юридическая клиника не имела ни штатных работников, ни каких-либо ассигнований на оборудование и работу, поэтому масштаб ее деятельности был невелик.

Большую работу по изучению проблем преступности проводил Киевский институт научно-судебной экспертизы. (См.: Зиверт В. Киевский институт научно-судебной экспертизы и его работа в области изучения преступника и преступности // Вестник советской юстиции. 1927. № 24. С. 138.)
Он исследовал этиологию и динамику преступности, личность отдельных правонарушителей, а также занимался пенитенциарными проблемами. Массовое обследование правонарушителей проводилось в киевских исправительно-трудовых учреждениях социологами и врачами-психиатрами.
Всеукраинский кабинет по изучению личности преступника и преступности был образован в 1924 г. по инициативе сотрудников Одесской губернской исправительно-трудовой инспекции и ученых. По положению о кабинете целью его было «содействие исправительно-трудовым органам в деле правильного применения методов исправительно-трудового воздействия наряду с исследованием фактов преступности как социального явления» (деятельность Всеукраинского кабинета по изучению преступника и преступности // Изучение преступности и пенитенциарная практика. 1923. Вып. 2. С. 163.).

Криминологические кабинеты были организованы и в Закавказье. В Баку в 1926 г. при местах заключения был создан кабинет по изучению преступности и борьбе с ней. Сотрудники кабинета проводили различные обследования, изучали уголовные дела и личность преступников в местах заключения, подвергая их экспериментально-психологическому, характерологическому и психопатологическому обследованию. Помимо своей основной работы по изучению преступности, сотрудники кабинета проводили занятия с воспитателями мест заключения по проблемам криминологической психологии и т.д. Руководителем Бакинского криминологического кабинета был врач-психиатр А.А. Перельман (государственный архив Азербайджанской ССР. Ф. 27. Он. 1. Ел. Ф. 127. С. 7.).

Аналогичный кабинет был организован в Тифлисе в 1930 г. под названием Государственный кабинет по изучению преступности и преступника, работавший под руководством психиатра-невролога Шенгелая. То обстоятельство, что оба кабинета работали под руководством врачей-психиатров, также наложило отпечаток на характер их деятельности и печатных работ.
В целях организационно-методической координации проводимых в стране криминологических исследований в марте 1925 г. при Народном комиссариате внутренних дел РСФСР был образован Государственный институт по изучению преступности и преступника. По существу он стал первым в стране центром изучения преступности, в составе института действовали четыре секции: социально-экономическая, пенитенциарная, биопсихологическая и криминалистическая.
К числу наиболее серьезных теоретических исследований этого периода в первую очередь относятся труды М.Н. Гернета, А.А. Герцензона, Д.П. Година, В.И. Куфаева, Е.И. Тарновского, В.И. Халфина, А.С. Шляпочникова и др.
М.Н. Гернет — автор ряда монографических работ: «Моральная статистика» (1922), «Преступность и самоубийство во время войны и после нее» (1927), «Преступность за границей и в СССР» (1931). В.И. Куфаев написал книгу «Юные правонарушители», выдержавшую три издания (1924,1925,1929). Е.И. Тарновский известен как автор глубоких статей: «Движение преступности в РСФСР за 1922—1923 гг.» (1924), «Основные черты современной преступности» (1925) и др. А.А. Герцензону в тот период принадлежал ряд работ: «Изучение Московской преступности» (отчет за 1926 г.). Им опубликован первый советский курс уголовной статистики, выдержавший четыре издания (1935—1948). В.И. Халфин написал работу «Размеры преступности в РСФСР» и др.
На основании изучения уголовных дел и преступников Государственный институт проводил комплексные исследования растрат и растратчиков, убийств и убийц, хулиганства и хулиганов, заключенных, осужденных к высшей мере наказания и др. (См.: Растраты и растратчики. Вып. 1. М., 1926; Убийство и убийцы. М., 1926; Хулиганство и хулиганы. М., 1929.)
Государственный институт по изучению преступности и преступника в 1931 г. по идеологическим соображениям ликвидирован. В ЦСУ закрыли отдел моральной статистики. Официальная позиция состояла в том, что преступность в СССР вызвана двумя причинами: пережитками прошлого в сознании людей и капиталистическим окружением. Изучение каких-либо иных факторов объявлялось ненужным и вредным. На долгие годы (с 1930 по конец 50-х годов) криминологические исследования были, по существу, преданы забвению.

Гость
Полезные ссылки:
Красивые заставки

Анна Курникова

Анна Курникова
Copyright X-COM Company © 2011

Rambler's Top100