Главная · Интернет магазин · Новости · Контакты · Поиск · Карта сайтаTuesday, August 22, 2017
Навигация
Главная
Интернет магазин
Видеонаблюдение
Спутниковое телевидение
Спутниковый интернет
Библиотека
Файловый архив
Часто задаваемые вопросы
Фотогалерея
Контакты
Поиск
Проверить свободный домен
Определить тИЦ и PageRank
§ 3. Прогнозирование индивидуального преступного поведения и его методы

Отечественные криминологи считают принципиально возможным вероятностное прогнозирование поведения человека вообще и преступного поведения в частности. Исследования, проведенные ими, показывают, что прогнозы совпадают с реальным поведением в пределах 70- 80% (См.: Курс советской криминологии. М, 1985. С. 289; Закалюк А. П. Прогнозирование и предупреждение индивидуального преступного поведения. М., 1996). Использование данных индивидуального прогнозирования дает положительные результаты в правовоспитательной и профилактической работе. К аналогичным выводам приходят и практические работники, которые в своей повседневной жизни вынуждены заниматься прогнозированием возможного поведения своих подопечных и, используя прогностические выводы, предупреждать предполагаемое "скатывание" субъекта к преступному поведению либо пресекать его на начальной стадии подготовки или совершения. При этом всегда надо иметь в виду, что принципиальная осуществимость предсказания возможного противоправного поведения конкретного лица не фатальна, а лишь предположительна и вероятностна. И она не должна отождествляться со сползанием к антинаучной теории опасного состояния "потенциального преступника", которая предлагает принятие превентивной репрессии к этим субъектам.

Индивидуальные прогнозы в нашем понимании служат гуманным целям раннего предупреждения преступлений путем целенаправленной воспитательной работы с определенной категорией граждан и устранения причин антиобщественного поведения, но отнюдь не могут быть основанием для применения уголовно-правовых или административных мер превентивного характера.

Прогноз будущего поведения лиц, уже совершивших преступления, обязателен для следователей, прокуроров и суда в следующих случаях: 1) при освобождении виновных от уголовной ответственности и наказания; 2) при избрании меры пресечения в отношении подследственных и подсудимых; 3) при изложении мнения прокурором в суде об оптимальной мере наказания для исправления осужденных; 4) при определении подсудимым меры наказания судом в совещательной комнате; 5) при применении отсрочки исполнения приговора; 6) при вынесении судом определения об условно-досрочном освобождении осужденных из мест лишения свободы.
В действующем уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве существует большое число норм, где прямо или косвенно отражается обязанность соответствующих должностных лиц прогнозировать возможное поведение виновного в будущем, хотя термин "прогнозирование" в законе не упоминается. В ст. 60 УК РФ (общие начала назначения наказания) говорится: "Более строгий вид наказания... назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания" (курсив автора). А этого можно достигнуть лишь на основе прогноза. Далее в статье перечисляются обстоятельства, которые учитываются при назначении наказания и которые одновременно являются факторами для прогнозирования. В ст. 73 (условное осуждение) также сказано, что, если, назначив исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания (курсив автора), он постановляет считать назначенное наказание условным. И снова в статье уточняются обстоятельства, которые учитывает суд, обязанности, которые он возлагает на условно осужденного, виды контроля за осужденным и испытательный срок. Все это охватывается условиями индивидуального прогнозирования возможного повторного противоправного поведения.

Такие прогностические аспекты наличествуют в большинстве статей о видах наказания и условиях его назначения, об освобождении от уголовной ответственности и наказания, об уголовной ответственности несовершеннолетних и принудительных мерах медицинского характера. Они прописаны в уголовно-процессуальных нормах, определяющих процедуры назначения наказания, освобождения от него и уголовной ответственности, выбора мер пресечения и других.

Органы правосудия в процессе расследования и рассмотрения уголовных дел в плане реализации уголовной ответственности всегда выполняют две функции: юридическое суждение о действиях подозреваемого (обвиняемого, подсудимого); прогноз при избрании меры пресечения, во всех случаях освобождения от уголовной ответственности и наказания, условном осуждении, при решении вопроса о виде и мере уголовного наказания и условно-досрочного освобождения.
Прогноз осуществляется в рамках действующего законодательства. Пренебрежение относительно надежным прогнозом в угоду "усредненной" судебной практике назначения наказания недопустимо, а его учет вопреки нормам права противозаконен. Таким образом, обоснованный прогноз возможного поведения виновного - одно из требований, учитываемых при решении важных вопросов уголовной ответственности, та опора на прогностические выводы не должна противоречить правовым основаниям ответственности.

Вероятностное прогнозирование индивидуального преступного поведения является по сути конкретизацией и логическим завершением прогнозирования преступности и ее отдельных видов. Здесь реализуется высказывание А.А. Герцензона о том, что путь исследования в криминологии должен идти "от социальных закономерностей, обусловленности преступности как социального явления, конкретных причин преступности к индивидуальному преступлению и механизмам его поведения, к тем конкретным условиям, которые способствовали совершению преступления" (см.: Герцензон А.А. Уголовное право и социология. М., 1970. С. 173).
Из прогноза преступности в целом, ее отдельных групп и видов в первую очередь следует исходить при определении условной статистической группы возможных правонарушителей. Такой подход (назовем его дедуктивным) ориентирует на определенные социальные группы или категории граждан, оптимизирует процесс индивидуального прогнозирования и ставит его на надежную статистическую базу. "При таком подходе, - замечает В.Н. Кудрявцев, - мы начинаем анализ не с единичного факта, и не с конкретного лица, а, напротив, с социальной оценки различных групп правонарушителей" (см.: Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии. С. 165). Не случайно в зарубежной криминологической литературе прогнозирование индивидуального преступного поведения связывается с типологией и классификацией правонарушителей (См.: Фокс В. Указ. соч. С. 247-271).

Нисходящее, дедуктивное прогнозирование имеет свои пределы. Приближая нас к цели, оно исчерпывает себя на уровне наиболее криминогенных групп, сфер, явлений и процессов. Поэтому параллельно с дедуктивным прогнозированием должна осуществляться встречная прогностическая деятельность - от непосредственного изучения поведения конкретных лиц, их отношения к труду, окружающим людям, к самим себе - к статистическим закономерностям индивидуального преступного поведения и преступности в целом. Назовем его условно индуктивным, или восходящим.

Оба подхода - и дедуктивный, и индуктивный - смыкаются на уровне условных статистических групп, характеризующихся повышенной степенью криминогенности или повышенным коэффициентом пораженности преступностью. Использование встречных подходов в криминологическом предвидении образует взаимосвязанную систему прогностической деятельности. Это, конечно, не означает, что предсказание о возможной преступности необходимо всегда конкретизировать в индивидуальные прогнозы, а последние в связи с этим утрачивают свою относительную самостоятельность. Обобщенные закономерности распределения преступности по социальным группам, сферам, территориям и т.д. обычно очень устойчивы во времени и пространстве, что профессионалам хорошо известно из ведомственной аналитической информации, научной и учебной литературы. И они, опираясь на нее как на обобщенные прогностические выводы, автономно решают проблемы индивидуального прогнозирования.

Прогнозирование первичного преступного поведения и прогнозирование рецидива укладывается в четыре условные ситуации:
- "латентную", когда формирующаяся криминальная направленность субъекта не проявляется вовне, но криминогенные отклонения в направленности и мотивации поведения субъекта обозначились. Вероятность предвидения возможного преступного поведения в этой ситуации небольшая (она очевидна иногда только близким), но действенность целенаправленной профилактической социальной помощи может быть достаточно высокой. Точность прогноза повышается в зависимости от уровня криминогенности условий жизни субъекта, его окружения и степени их "соответствия" его доминирующим мотивам;
- "предпреступную", когда в поведении субъекта наряду с отклонениями в направленности действий отмечаются аморальные поступки, административные нарушения, нередко граничащие с преступлениями. В этой ситуации субъект может раскрыть свой умысел, высказывать угрозу, осуществлять подготовительные действия и т.д. Вероятность совершения преступления данными лицами относительно высокая;
- "преступную", когда субъект совершил преступление и в отношении его ведется уголовное дело. В процессе следствия и суда возникает множество ситуаций, требующих прогностических выводов. Прогнозная информация его поведения до совершения преступления дополняйся характеристикой поведения виновного во время и после его совершения, а также теми специфическими изменениями, которые наступают в социально-правовом статусе субъекта и в его психологии. Точность прогноза здесь может быть высокой;
- "постпреступную", когда субъект отбывает наказание и, например, представляется к условно-досрочному освобождению. В этой ситуации, к и в предыдущей, прогнозируется возможный рецидив. Прогнозная информация здесь дополняется характеристикой поведения виновного период отбывания наказания и это может повысить надежность прогностических выводов, если, конечно, они делаются не на формальных основаниях.

Индивидуальное прогнозирование - далеко не решенная проблема и в науке, и в практике. Особенно много ошибок в этом сложном вопросе совершается в настоящее время. Судебная практика, например, переполнена случаями ареста подозреваемых и освобождения из-под стражи по формальным основаниям (по тяжести совершенного деяния, по внесенному залогу и т.д.). Наличие формальных оснований освобождает от ответственности следователей, прокуроров, судей, но не решает проблемы по существу. Поэтому следственные изоляторы переполнены неопытными, случайными преступниками, которые признали себя виновными и не могут профессионально защищаться или "откупиться". Доказать вину опасного, опытного и богатого преступника, на которого работают несколько адвокатов, сложнее. А если и появляются основания для их ареста, суды освобождают таких подозреваемых или обвиняемых под крупные залоги и они спокойно исчезают из поля зрения правоохранительных органов (и даже из страны) или "разваливают" дело путем запугивания либо подкупа свидетелей.

Решение проблемы лежит в более четком и непосредственном правовом регулировании индивидуального прогнозирования путем глубокого изучения личности виновного, мотивации его поведения и разработанных на этой основе относительно доступных методов индивидуального прогнозирования (см.: Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М., 1991).

К ним относятся те же методы: экстраполяция, экспертные оценки и моделирование. Совпадая по названиям с методами прогнозирования преступности, они имеют иное конкретное содержание.

Метод экстраполяции в том виде, в каком он применяется для прогнозирования преступности, пригоден при прогнозировании индивидуального преступного поведения лишь на уровне дедуктивного подхода при отборе наиболее криминогенных (маргинальных) групп граждан. На уровне же индуктивного подхода его применение специфично. Он представляет собой не что иное, как распространение ранее проявленных субъектом своих асоциальных наклонностей на возможное будущее поведение. В основе такой экстраполяции лежит известное положение: "человек есть не что иное, как ряд его поступков" (Гегель. Энциклопедия философских наук. Наука логики. Соч. Т. 1. М.; Л.. 1929). Продолжение этого ряда на будущее и есть прогнозирование путем своеобразной экстраполяции. А поскольку поступки человека - результат внутренних устремлений, то индивидуальное прогнозирование, построенное на экстраполяции предшествующего отклоняющегося поведения, особенностей его мотивации и характеристики ближайшего окружения, может быть достаточно надежным. Точность прогноза зависит от содержания и полноты прогнозной информации. Экстраполяция в этом случае строится на эвристических приемах, логических суждениях и не требует строгих количественных оценок прогнозной информации. Содержание данного метода широко распространено среди практических работников правоохранительных органов и судов, хотя они и не называют его таковым.

Эвристический метод групповых (экспертных) оценок дополняет экстраполяцию. В отличие от прогнозирования преступности он представляет собой специфическую форму прогностического опроса должностных и других лиц (родителей, учителей, воспитателей, руководителей, начальников, представителей общественных организаций, работников милиции, товарищей по работе или учебе и т.д.), которые обязаны (или могли) изучать и фактически знают деловые, психологические и моральные качества изучаемых граждан. Суждение этих лиц (которых условно назовем группой экспертов) могут иметь важное диагностическое и прогностическое значение.


Метод экспертных оценок в том виде, как он описан выше, может быть использован для прогнозирования преступного поведения отдельных лиц работниками правоохранительных органов. А в специфически трансформированном виде (в форме допросов, производимых на основе уголовно-процессуального законодательства) этот метод применим в деятельности следователей, прокуроров и судей для прогнозирования возможного поведения виновного после совершения преступления. Оценка прогнозной информации следователем, прокурором или судом производится в данном случае на основании процессуальных норм как любое другое доказательство по делу.

Метод моделирования преступного поведения в прогностических Целях предполагает построение соответствующих моделей, изучение которых может заменить в известных пределах исследуемый объект. Под прогностической моделью понимается модель объекта прогнозирования, исследование которой позволяет получить информацию о возможных состояниях объекта в будущем. Следовательно, этот "заменитель", построенный по принципу структурного или функционального подобия реального преступного поведения, может давать информацию о возможном поведении моделируемого объекта.

Создание удовлетворительных гомоморфных моделей преступного введения в целях его изучения и индивидуального прогнозирования - дело перспективное. Первые шаги в моделировании генезиса преступления сделаны В.Н. Кудрявцевым (см.: Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования М. 1998). Оно вполне может быть использовано для индивидуального криминологического прогнозирования. Моделирование преступного поведения в какой-то мере позволяет восполнить отсутствие реальных возможностей создания экспериментальных ситуаций совершения преступных посягательств. "Заместителями" преступного поведения в данном случае могут быть модели идеальные, построенные в виде схем, матриц, формул, модели логические и математические. Сравнивая мотивацию субъекта, поведение которого протезируется, с моделируемой мотивацией (генезисом) преступного поведения и устанавливая между ними совпадения и различия, можно судить о глубине антиобщественной направленности лица, кримнногенности внешних условий мотивации и их возможном взаимосвязанном развитии на ближайшее будущее.

Логическую модель (например, структурную схему мотивации или механизма преступного поведения) можно использовать как необходимую ступень на пути к математическому моделированию. Она задает пределы математической модели, раскрывает ее структуру и взаимосвязи элементов и выражается известной нам формулой:

Статистические карточки на преступление, лицо (подозреваемое, обвиняемое), уголовное дело и на осужденного несут огромную информацию о субъекте, мотивации преступления, обстоятельствах его совершения, поведении лица после осуждения и т.д. В статистических базах данных регионов и в федеральном центре (взятых за один год или несколько лет) находятся сведения о миллионах лиц, преступлений и других обстоятельствах. На этой основе могут быть рассчитаны удельные веса признаков личности субъектов преступлений, многочисленных криминогенных факторов (х1,х2,х3...), а также коэффициентов корреляционной связи этих признаков и факторов с различными видами преступного поведения (а1,а2,а3...).

Величина "у" отражает сумму произведений этих показателей. Определив опытным путем ее пороговое значение, приближение к которому свидетельствует о степени криминогенности личности, условиях ее жизни и деятельности, быта и досуга, на достаточно высоком вероятностном уровне можно судить о возможно отклоняющемся поведении изучаемого лица. Полученные условные показатели нередко сводятся в таблицы, которые могут служить фактической базой для практического применения малофактических моделей.

Приведенный подход - одна из возможностей использования многофакторного математического моделирования. В криминологической литературе есть и иные предложения по использованию математических прогностических моделей (см.: Антонин Ю.М., Блувштейн Ю.Д. Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения. М, 1974; Методика криминологического изучения личности несовершеннолетнего преступника / Под ред. А.И. Долговой и др. М.. 1977; Закалюк А.Л. Указ. соч; и др.). Аналогичным образом эта проблема решается и в других странах. Тем не менее проблема индивидуального прогнозирования преступного поведения вообще и с помощью математического моделирования в частности находится в стадии научной и практической разработки. Последующая компьютеризация учета населения, правонарушителей, преступлений, условий их совершения и других криминологически важных обстоятельств позволит решать ее более эффективно.


Гость
Полезные ссылки:
Красивые заставки

Jennifer Lopez - Дженнифер Лопез

Jennifer Lopez - Дженнифер Лопез
Copyright X-COM Company © 2011

Rambler's Top100