Главная · Интернет магазин · Новости · Контакты · Поиск · Карта сайтаTuesday, August 22, 2017
Навигация
Главная
Интернет магазин
Видеонаблюдение
Спутниковое телевидение
Спутниковый интернет
Библиотека
Файловый архив
Часто задаваемые вопросы
Фотогалерея
Контакты
Поиск
Проверить свободный домен
Определить тИЦ и PageRank
§ 2. Общая характеристика корыстной преступности

Корыстная преступность, как уже отмечалось, - наиболее распространенный тип преступности Удельный вес зарегистрированной его части в общем объеме зарегистрированной в России преступности составлял в 1997 г - 60,3%, в 1998 г - 60,4% (см.: Организованная преступность - 4. М., 1998. С. 264.; Состояние преступности в России за январь - декабрь 1998 года. М., 1999. С. 4, 7, 8.). Это несколько ниже соответствующих средних показателей за предшествующие пять лет. При этом следует указать на весьма относительную сопоставимость показателей основных количественных свойств корыстной преступности за периоды до и после общей реформы российского уголовного законодательства в 1996 г. Причины такой несопоставимости связаны: во-первых, с тем, что до 1 января 1997 г. к преступлениям в сфере экономики относились и те виды преступлений, которые УК РФ отнесены к экологическим; во-вторых, в УК РФ полностью и частично декриминализованы два вида корыстных преступлений против собственности и 17 видов хозяйственных преступлений, посягавших на сферу экономики и, напротив, криминализованы 17 видов преступлений в сфере экономической деятельности.

Наметившаяся после вступления в силу УК РФ тенденция к уменьшению удельного веса зарегистрированной корыстной преступности в общем объеме зарегистрированной преступности, которая была обусловлена прежде всего снижением в 1997 г. по сравнению с 1996 г. на 12,7% объема зарегистрированных краж, составлявших более 75% всех корыстных преступлений, отсутствием необходимого опыта применения и официального толкования норм об ответственности за новые виды преступлений в сфере экономической деятельности, изменилась на противоположную. В наибольшей степени этому способствовал финансовый кризис, резко обострившийся в августе 1998 г. и повлекший за собой быстрое и существенное падение уровня жизни в России.

Объем корыстной преступности, характеризуемый числом зарегистрированных в России в 1997 г. преступлений, оставил 1445 тыс., а в 1998 г. (по предварительным данным) - около 1557 тыс. (см.; Состояние преступности в Росси за 1997 г. С. 4-7; Отчет министерства внутренних дел перед гражданами Российской Федерации // Милиция. 1998. №4. С. 12.; Организованная преступность - 4. С. 264, 265; Состояние преступности в России за январь - декабрь 1998 г. С. 4, 7, 8. ). То же свойство рассматриваемого рода преступности, характеризуемое числом выявленных в 1997 г. в связи с совершением корыстных преступлений лиц, - 746 264 чел. Для сравнения - число зарегистрированных в 1996 г. корыстных преступлений, относящихся к сопоставимым по новому УК РФ видам, составляло более 1780 тыс., а лиц, выявленных в том же году в связи с совершением ими названных видов преступлений - свыше 900 тыс. (см.: Преступность, статистика, закон. М., 1997. С. 201-202.).

Уровень (интенсивность) зарегистрированной корыстной преступности, характеризуемый коэффициентом, т.е. числом совершенных преступлений данного рода в расчете на 100 тыс. чел. населения, составлял в 1997 г. - 981,5; в 1998 г - 105,9 (Коэффициенты всей зарегистрированной преступности в 1997 и 1998 гг. соответственно составляли 1629 и 1760 преступлений на 100 тыс. чел. населения.). Второй показатель уровня (интенсивности) рассматриваемого типа преступности - индекс криминальной активности (т.е. число лиц, выявленных в связи с совершением преступлений соответствующего рода в расчете на 100 тыс. чел. населения) составлял в 1997 г. 507 (тот же показатель за 1996 г. по сопоставимым видам корыстных преступлений превышал 640 чел. на каждые 100 тыс. чел. населения России) (Расчеты произведены на основе данных изд.: Преступность, статистика, закон С. 201-202.).

Структура зарегистрированной корыстной преступности достаточно точно отражает ее неоднородность, хотя с высокой степенью вероятности представляет собой "перевернутую картину" структуры всей совокупности деяний, содержащих признаки преступлений в сфере экономики, включая ее латентную часть. Причина данного эффекта состоит в том, что средний уровень латентности преступлений в сфере экономической деятельности намного превышает уровень латентности корыстных преступлений против собственности.

В общем объеме зарегистрированной корыстной преступности на долю преступлений против собственности в 1997 г. приходилось 95,6%, или 1 382 610 преступлений в абсолютном исчислении (в том числе на долю краж -72,9%; грабежей - 7,8%, разбоев - 2,4%; мошенничеств - 5,4%, присвоения или растраты - 3%); на долю преступлений в сфере экономической деятельности в целом - 4,3%, или 61 689 преступлений (в том числе на долю обмана потребителей - 1,8%; приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, - 0,9%; изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг - 0,5%); на долю преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях - 0,1%, или 1336 преступлений (в том числе на долю злоупотребления полномочиями 0,06%).

Абсолютное преобладание в структуре зарегистрированной корыстной преступности посягательств на собственность (прежде всего краж, на долю которых приходится 76,2% всех корыстных преступлений против собственности) в основе определяется объективными условиями: значительно лучшей по сравнению с иными видами корыстных преступлений выявляемостью первых, относительной простотой применения соответствующих уголовно-правовых норм, которые к тому же не претерпели сколько-нибудь существенных изменений со времени российского. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

Динамика общего числа зарегистрированных корыстных преступлений наиболее корректно может быть оценена лишь за период с момента вступления в силу УК РФ. Тем не менее допустимы, на наш взгляд, оценки динамики соответствующего показателя объема сопоставимых видов корыстных преступлений и за более длительный период.

Объем зарегистрированного чиста сопоставимых видов корыстных преступлений (в основном преступлений против собственности) с 1995 по 1997 г уменьшился почти на 20% Это было обусловлено совокупностью факторов, наиболее значимыми из которых стали: 1) некоторая (как выяснилось позднее, преимущественно искусственная) стабилизация социально-экономического положения страны, приведшая к уменьшению "кризисной составляющей" быстрого роста объема зарегистрированной корыстной преступности в России в 1989-1993 гг. (В отчете МВД перед гражданами РФ зa 1997 г. это было объяснено сохранением ранее достигнутой тенденции к сокращению общего массива зарегистрированных преступлений в результате деятельности органов внутренних дел и внутренних войск, направленной "на удержания контроля над криминальной ситуацией". См.: Отчет Министерства внутренних дел перед гражданами Российской Федерации С. 12.); 2) снижение уровня профессионализма работников правоохранительных органов, в чью компетенцию входят раскрытие и расследование корыстных преступлений, обусловленное падением общего уровня юридического образования и переходом наиболее квалифицированной части этих сотрудников на службу в негосударственный сектор безопасности (Например, в 1998 г. численность службы безопасности РАО "Газпром", большинство сотрудников которой являются бывшими офицерами среднего и старшего начальствующего состава МВД России и ФСБ России, превышала 11 тыс. чел.); 3) снижение так называемой заявительской активности граждан, порожденное прогрессирующим недоверием населения к правоохранительным органам (Как показывают проведенные нами в 1988-1998 гг. в ряде регионов России (Брянской обл., Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Омская обл., Петропавловск-Камчатский, Ставропольский край, Томск) исследования, потерпевших от корыстных преступлений против собственности (прежде всего кражи), уклонившихся от обращения в правоохранительные органы, среди всех считающих себя потерпевшими от таких преступлений увеличилась за последние 10 лет почти в 6 раз.).

Новый всплеск экономического кризиса оказался способным "подавить" действие двух последних факторов, что выразилось в росте объема зарегистрированной корыстной преступности в 1998г. по сравнению с 1997 г. более чем на 7,8%. При этом необходимо учесть, что данный прирост образовался за счет фактора, начавшего свое действие в конце третьего квартала 1998 г. Таким образом, криминогенный потенциал финансового кризиса, проявившегося после 18 августа 1998 г, в действительности значительно выше, что, несомненно, найдет отражение в статистике корыстной преступности за 1999 г.

Изменение объема зарегистрированной корыстной преступности в период с 1992 по 1996 г. в среднем характеризовалось почти нулевой динамикой, что помимо ранее названных факторов было обусловлено также: а) естественным семилетним циклом колебаний объема регистрируемой преступности и б) достижением предельной эффективности экстенсивного развития системы уголовной юстиции в условиях ресурсного "голода" (Последний фактор не был учтен экспертами при составлении в 1995 г. криминологического прогноза на период до 2005 г., в котором было сделано предположение, что число зарегистрированных краж в 1997 г. достигнет 1450 тыс. (в действительности 1053 тыс.); грабежей - 129 тыс. (112 тыс.); разбоев - 39 тыс. (34 тыс.). см.: Преступности в России. Аналитическое обозрение. М., 1997. С. 35-36.). Одновременно необходимо отметить, что ежегодная динамика числа зарегистрированных в этот период преступлений в сфере экономики отличалась крайней неравномерностью. Иначе выглядела в этот период динамика числа лиц, выявленных в связи с совершением корыстных преступлений. Суммарный темп прироста этого показателя в период с 1993 по 1996 г. превысил + 90%, что, по нашему мнению, было обусловлено интенсификацией практики регистрации (выявления) лишь "перспективных" с точки зрения лучшей раскрываемости фактов преступлений, к которым прежде всего относятся те преступления, по которым фактически установлен или легко может быть установлен виновный.

Территориальное распределение ("география") корыстной преступности по субъектам Российской Федерации (региональное распределение) отличается высоким уровнем неравномерности.
Характеристика регионального распределения числа зарегистрированных корыстных преступлении малоценна, поскольку сравниваемые регионы существенно различаются по численности населения. В этой связи целесообразно сравнивать лишь уровни (интенсивность) зарегистрированных на территории субъектов РФ корыстных преступлений.
К числу регионов с наиболее высоким уровнем корыстной преступности (коэффициент свыше 3 тыс. преступлении на каждые 100 тыс. чел. населения) в 1997 г. относились Республика Бурятия, Сахалинская обл., Еврейская автономная обл., с наиболее низким (менее 1 тыс. преступлений на каждые 100 тыс. чел. населения) - Республика Ингушетия, Республика Дагестан, Москва.

Причины соответствующих различии носят комплексный характер и корректное сравнение может быть выполнено лишь внутри группы субъектов РФ, относящихся к единому в экономическом культурном, этническом, религиозном и географическом отношении макрорегиону. Например, сравнивать уровни краж в Москве и Ингушетии некорректно, поскольку их определяют разные группы факторов, действующие к тому же с различной степенью интенсивности.
Крайне низкий уровень зарегистрированной корыстной преступности в Москве определяется, прежде всего: а) чрезвычайно низкой активностью правоохранительных органов столицы в инициативном выявлении корыстных преступлений; б) закономерностями мегаполиса (сверхвысокий уровень анонимности и взаимного безразличия населения, большие объемы ежедневной миграции); в) крайне низким уровнем заявительской активности потерпевших (большая часть взрослого населения столицы не надеется получить эффективную помощь при обращении в органы внутренних дел или прокуратуру) (По результатам проведенного в 1998 г. сотрудниками НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ опроса москвичей (более 620 чел.) 7% из них (16% из числа предпринимателей) были вынуждены давать взятку при непринятии мер по факту совершенных преступлений. см.: Организован пая преступность - 4. С. 30.). Низкий уровень краж в Дагестане прежде всего определяется религиозно-этническим (во всех преимущественно исламских странах доля зарегистрированных преступлений против собственности значительно меньше, чем в христианских или буддистских странах) и общинно-родовыми факторами, которые составляют основу жесткого социального контроля.

Для определения уровня латентности деяний, содержащих признаки корыстных преступлений (т.е. отношения числа незарегистрированных преступлений соответствующего рода к числу зарегистрированных преступлений того же рода) не может быть использован метод простой средней арифметической величины, поскольку удельные веса составляющих их подгрупп преступлений против собственности, с одной стороны, и преступлений в сфере экономической деятельности, а также, преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях - с другой, обратно пропорциональны уровням их латентности. В подобных случаях применяется взвешенная средняя арифметическая величина.

В отечественной криминологической литературе приводятся различные данные об уровнях латентности корыстных преступлений (коэффициенты латентности отдельных видов преступлений колеблются от 4,5 для краж до 18 400 для уклонения от уплаты налогов с физических лиц (см.. напр.: Конев А.А. Преступность в России и ее реальное состояние. Н.Новгород. 1993. С. 202; Преступность в России. Аналитическое обозрение. С. 4; Аслаханов А.А. Преступность в сфере экономики (криминологические и уголовно-правовые проблемы). М., 1997. С. 28, 53; Организованная преступность - 4. С. 32, 36, 37.)). Обобщение результатов этих исследований позволяет утверждать, что число совершенных в 1998 г. деяний, содержащих признаки корыстных преступлений, составило не менее 18 млн, т.е. превысило зарегистрированную их часть более чем в 11,5 раз.

Наибольшую сложность обычно представляет оценка общественной опасности корыстной преступности - основного качественного свойства последней. В практике уголовно-статистического анализа обычно используется прием косвенной оценки данного свойства по динамике показателя удельного веса тяжких преступлений среди всех зарегистрированных преступлений соответствующего рода.

Увеличение доли зарегистрированных тяжких корыстных преступлений ранее в общем объеме зарегистрированной преступности обычно интерпретировалось как нарастание общественной опасности данного рода преступности ( См.. напр.- Преступность и правонарушение. 1993. Статистический сборник. С. 8 - 9.). В действительности это явление вероятнее всего отражало процесс уменьшения функционального потенциала правоохранительной системы, на фоне которого данная система вынужденно "выталкивала" (и продолжает "выталкивать") из сферы своего внимания корыстные преступления небольшой и средней тяжести.

Более точная оценка общественной опасности преступлений в сфере экономики может быть сделана на основе показателя взвешенной средней арифметической тяжести наказания в виде лишения свободы назначенных судами РФ за соответствующие преступления. Расчет такого показателя может быть осуществлен на основе данных о средней тяжести наказания в виде лишения свободы, назначенных судами в течение года за все преступления в сфере экономики и удельного веса осужденных к данному виду наказания среди осужденных к иным видам наказаний за соответствующие преступления.

Относительный средний срок наказания в виде лишения свободы, назначенного по всем корыстным преступлениям (3/4 которых составляют кражи) в 1996 г., как показывают расчеты, не превысил 2,4 года лишения свободы. Средний срок наказания того же вида, назначенного за хозяйственные преступления, сопоставимые с преступлениями в сфере экономической деятельности был менее 1 года лишения свободы.
Средний размер наказания в виде лишения свободы, установленный в санкциях соответствующих норм УК РСФСР по состоянию на 1996 г., за корыстные преступления против собственности составлял 4,7 года; за хозяйственные преступления, сопоставимые с преступлениями в сфере экономической деятельности по УК РФ 1996 г. - 1,7 года. Из этого следует, что российская судебная практика до последнего времени ориентировалась в среднем на более низкую оценку общественной опасности преступности в сфере экономики, чем законодатель.

Криминологические характеристики корыстных преступлений против собственности, преступлений в сфере экономической деятельности и преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях отличаются от общей криминологической характеристики корыстной преступности.

Характеристика корыстной преступности против собственности. Удельный вес зарегистрированной корыстной преступности против собственности в структуре корыстной преступности в 1997 г. составлял 95,6%, в 1998 г. - 95,4%, что указывает на абсолютно доминирующее положение данной группы преступлений среди всех зарегистрированных преступлений рассматриваемого рода. Применительно ко всей совокупности деяний, содержащих признаки корыстных преступлений (включая ее латентную часть), это соотношение существенно изменяется.

Объем корыстной преступности против собственности в 1997 г. характеризуемый числом зарегистрированных преступлений, составил 1382 тыс., в 1998 - 1485 тыс. (см.: Состояние преступности и России за 1997 год. С. 4 - 5; Организованная преступность - 4. С. 264; Состояние преступности в России зa январь-декабрь 1998 года. С. 4-5.). Уровень (интенсивность) зарегистрированной преступности против собственности, характеризуемый коэффициентом, в 1997 г. составил 940 преступлений на 100 тыс. чел. населения, что стало самым низким показателем (в сопоставимой части) с 1994 г. (1994 г. - 1146; 1995г. - 1195; 1996 г. - 1081). В 1998г. тот же показатель уже составил 1010 преступлений на каждые 100 тыс. чел. населения. В структуре зарегистрированной в 1998 г. корыстной преступности против собственности абсолютно и относительно преобладали кражи - 1143,4 тыс. (77%), значительно меньший удельный весь составили грабежи - 122,4 тыс. (8,2%); мошенничества - 76,7 тыс. (5,2%); присвоения или растраты - 43,3 тыс. (2,9%); разбои - 38,5 тыс. (2,6%). Структура зарегистрированной корыстной преступности против собственности весьма существенно отличается от структуры всей совокупности деяний, содержащих признаки соответствующих преступлений, поскольку последние имеют на порядок отличающиеся уровни латентности.

Динамика зарегистрированной корыстной преступности против собственности несколько отличается от динамики корыстной преступности в целом. Темп прироста ее объема в 1998 г. по сравнению с 1997 г. составил + 7,5%.

Динамика зарегистрированных объемов отдельных видов корыстных преступлений против собственности отличается. За исключением объемов мошенничества и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием абсолютные объемы иных корыстных преступлений против собственности в 1998 г. по сравнению с 1997 г. значительно увеличились, в том числе: краж (+8,5%), присвоения или растраты (+2,8%), грабежей (+9,2%), разбоев (+12,2%), вымогательства (+11,4%), неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством (+7,4%).

Снижение зарегистрированного числа наиболее "интеллектуальных" посягательств на собственность обусловлено, с одной стороны, приобретением определенного социального опыта распознавания наиболее типичных способов обманного завладения чужим имуществом, а с другой -наибольшей сложностью расследования таких преступлений, значительная часть которых уже совершается с использованием современных информационных технологий. Для этих преступлений характерно совершение их организованными группами и преступными сообществами. Например, из выделенных в период с сентября 1995 г. по 1 января 1998 г. Правительством столицы на строительство Московской кольцевой автомобильной дороги 1 трлн руб. с помощью созданных при участии руководителей ОАО "Строительное управление 802" трех субподрядных организаций было похищено путем обмана и злоупотребления доверием 99 млрд руб. (см.: Международное сотрудничество в борьбе с отмыванием доходов, подученных незаконным путем. Материалы круглого столa. M., 1998.).

Во второй половине 90-х годов в России получили распространение такие новые формы мошенничества, как хищение чужого имущества с помощью создания лжепредприятий, фальсификации учредительных документов, регистрации организаций на вымышленные адреса.
Уровни латентности отдельных видов деяний, содержащих признаки корыстных преступлений против собственности, с учетом обобщенных нами результатов различных исследований (которые упоминались ранее) оцениваются следующим образом: кражи - 6,1; мошенничества - 94,4; присвоение или растрата - 12,9; грабежи - 3,2; разбои - 2,2; вымогательства - 26,5; хищения предметов, имеющих особую ценность, - 14,9; причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием - 110,8; неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения - 1,2.
Взвешенная средняя арифметическая величина уровня латентности преступлений против собственности в целом, рассчитанная с учетом Удельного веса каждого вида преступлений в общей их совокупности, составляет 9,8 (или 980%).

Крайне высокие уровни латентности мошенничеств и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием обусловлены, с одной стороны, большими трудностями выявления этих преступлений, нередко граничащих с гражданско-правовыми деликтами, с другой - часто встречающимися фактическим содействием потерпевшего в совершении преступления и, как следствие, его незаинтересованностью в обращении за помощью в правоохранительные органы. Напротив, весьма низкий уровень латентности неправомерного завладения автомобилем или иными транспортными средствами обусловлен очевидным характером данного деяния, стабильной и достаточно высокой степенью общественной опасности, а также заинтересованностью потерпевших в регистрации факта угона транспортного средства.
Общественная опасность корыстной преступности против собственности ранее была нами охарактеризована применительно к общественной опасности корыстной преступности в целом.

Характеристика корыстной преступности в сфере экономической деятельности. Удельный вес зарегистрированной преступности в сфере экономической деятельности в структуре преступности в сфере экономики в 1997 г. составил 4,3%, в 1998 г. - 4,4%. Как показывают криминологические исследования, данный показатель существенно отличается от показателя, характеризующего удельный весь всей совокупности деяний, содержащих признаки преступлений в сфере экономической деятельности, большая часть которых носит латентный характер. В последнем случае удельный вес соответствующей группы деяний составляет с высокой степенью вероятности не менее половины всех общественно опасных корыстных посягательств.
Объем корыстной преступности в сфере экономической деятельности, характеризуемый числом зарегистрированных в 1997 г. преступлений, составил 61,7 тыс., в 1998 г. - 68,7 тыс.

Некоторое снижение объема зарегистрированной в 1997 г. корыстной преступности в сфере экономической деятельности (сопоставимой части) но сравнению с 1996 г. обусловлено с одной стороны декриминализацией некоторых видов преступлений, которые имели значительный удельный вес в ее структуре (например, в 1996 г. было зарегистрировано 27,7 тыс. фактов нарушения правил торговли, или 24,1% общего числа хозяйственных преступлений); с другой - отнесением в новом УК РФ ряда ранее хозяйственных преступлений к иным родам преступлений (например, незаконная порубка леса, составлявшая в 1996 г. 4,2% общего числа зарегистрированных хозяйственных преступлений, с 1 января 1997 г. регистрируется как экологическое преступление).

Уровень (интенсивность) корыстной преступности в сфере экономической деятельности, характеризуемый числом преступлений, зарегистрированных в расчете на 100 тыс. чел. населения, в 1998 г. составил 46,1, что почти на 10% выше показателя 1997 г.
Структура зарегистрированной корыстной преступности в сфере экономической деятельности также отличается неоднородностью. В 1997 г. 43,3% объема рассматриваемой группы преступлений составлял обман потребителей (26,7 тыс.); 21% - приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем (12,9 тыс.); 12,9% - изготовление и сбыт поддельных денег и ценных бумаг (7,9 тыс.); 6,3% - незаконное предпринимательство (3,9 тыс.); 5,5% - контрабанда (3,4 тыс.); 2,9% -незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (1,8 тыс.). Удельный вес остальных 26 видов преступлений (из которых 17 являются новыми) составлял в 1997 г. 8,1%. Зарегистрированные в 1997 г. объемы большинства новых видов преступлений в сфере экономической деятельности были незначительны: 19 фактов воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, 10 фактов регистрации незаконных сделок с землей, 33 факта незаконной банковской деятельности, 60 фактов лжепредпринимательства, 1 факт подкупа участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов. В 1997 г. не было зарегистрировано ни одного факта злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии.).

Несмотря на незначительные объемы выявления таких преступлений суммарный ущерб от них сопоставим с ущербом от всех преступлений против собственности. Например, ущерб от выявленных в 1997 г. 130 фактов использования поддельных кредитных карт составил 6 млрд руб. (см.: Попов В.И. Экономическая основа организованной преступности и проблемы эффективной борьбы с ней // Совершенствование борьбы с организованной преступностью и наркобизнесом. Вып. 1. М., 1998. С. 44.).

Четвертая часть выявленных в 1997 г. преступлений в сфере экономической деятельности относится к категории тяжких.
Значительная часть преступлений в сфере экономической деятельности совершается организованными группами и преступными сообществами (См., напр.: Основы борьбы с организованной преступностью / Под ред. B.C. Овчинского, В. Е. Эминона, Н.П. Яблокова. М., 1996. С. 208-225.).
В 1998 г. структура корыстной преступности в сфере экономической деятельности несколько изменилась, преимущественно вследствие ускоренных темпов роста новых видов преступлений в сфере экономической деятельности.

Динамика зарегистрированных в 1998 г. в России корыстных преступлений в сфере экономической деятельности по отношению к аналогичному показателю за 1997 г. характеризовалась средним положительным темпом прироста (+10,2%).
Динамика зарегистрированного числа отдельных видов корыстных преступлений в сфере экономической деятельности в течение рассматриваемого двухлетнего периода существенно отличается от динамики общей совокупности зарегистрированных преступлений, принадлежащих к рассматриваемой группе. Наиболее высокие темпы прироста числа зарегистрированных (выявленных) в течение 1998 г. по сравнению с 1997 г. преступлений были характерны для легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенных незаконным путем (+316,2%), и незаконного получения кредита (+93,4%).

Столь высокие темпы прироста числа зарегистрированных преступлений названных видов обусловлены прежде всего эффектом близости статистической базы сравнения к моменту начала регистрации. Названные виды преступлений были криминализированы в 1996 г. По мере отдаления от начального периода регистрации будет происходить естественное замедление темпов прироста числа зарегистрированных преступлений. Кроме того, необходимо учитывать, что на динамику зарегистрированного числа преступлений особое влияние оказывает число зарегистрированных преступлений в первый год регистрации. Чем меньше это число, тем выше могут быть темпы прироста числа выявленных преступлений, если последние попадают в сферу уголовно-политической конъюнктуры и потенциально имеют высокую выявляемость.

Отрицательный темп прироста (темп спада) в указанный период характеризовал динамику числа выявленных фактов незаконного оборота драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга (-7,1% по отношению к 1997 г.).
Для совокупности деяний, содержащих признаки корыстных преступлений, в сфере экономической деятельности в целом характерна гиперлатентность, под которой в данном случае понимается превышение объема незарегистрированной ее части над зарегистрированной на несколько порядков (т.е. в 100 раз и более). Гиперлатентность помимо прочего указывает на то, что по зарегистрированной части общественно опасных деяний, как правило, нельзя судить о закономерностях развития феномена в целом.

Уровни латентности отдельных видов деяний, содержащих признаки преступлений в сфере экономической деятельности (по сопоставимой их группе), с учетом результатов ранее упоминавшихся исследований составили: незаконное предпринимательство - 620; невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте - 1680; уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды - 1380; обман потребителей - 70. Взвешенная среднеарифметическая величина уровня латентности всей совокупности названных видов деяний составила 126.

Различия в уровнях латентности отдельных видов общественно опасных деяний в сфере экономической деятельности преимущественно определяются различиями в предпосылках их выявляемое, на которую, как уже отмечалось, влияют степень технического совершенства соответствующих уголовно-правовых норм; максимальный размер наказания; уровень квалификации сотрудников государственных органов, в компетенцию которых входит раскрытие и расследование (в том числе, судебное) соответствующих преступлений; уровень их коррупционной заинтересованности в уклонении от выявления соответствующих преступлений; уровень ресурсного обеспечения таких органов; степень заинтересованности потерпевших в официальной защите нарушенных прав.

Общественная опасность преступности в сфере экономической деятельности была ранее охарактеризована нами применительно к оценке данного свойства корыстной преступности в целом. Как показывает анализ, явная недооценка законодателем степени общественной опасности почти половины корыстных преступлений в сфере экономической деятельности не стимулирует быстрого восстановления основ честного предпринимательства в условиях экономического кризиса.

Характеристика корыстных преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Данный вид корыстной преступности относительно новый, поскольку ответственность за соответствующие виды преступлений до 1 января 1997 г. могла наступать как за должностные преступления.

Объем зарегистрированного числа преступлений названной группы составил в 1997 г. 1336, в 1998 г. - 2817. Соответственно уровень (интенсивность) корыстных преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, характеризуемый коэффициентом, составлял в 1997 г. менее одного преступления на каждые 100 тыс. чел. населения; в 1998 г. - почти два преступления на каждые 100 тыс. чел. населения. Динамика общего числа зарегистрированных преступлений данной группы характеризовалась высоким темпом прироста (+111%), что обусловлено факторами, сходными по своей природе с факторами быстрого роста зарегистрированного числа новых видов преступлений в сфере экономической деятельности. В структуре преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях в 1997 г. абсолютно преобладали злоупотребление полномочиями - 62,2% (832) и коммерческий подкуп - 35,2% (470). На долю злоупотреблений полномочиями частными нотариусами и аудиторами, а также превышения полномочий служащими частных детективных и охранных служб приходилось 2,6% от общего объема преступлений данной группы (соответственно 10 и 24 факта). В 1998 г. структура выявленной корыстной преступности против интересов службы в коммерческих и иных организациях практически не изменилась. Рассматриваемая группа общественно опасных деяний характеризуется наиболее высоким средним уровнем латентности по сравнению с уровнем латентности ранее рассмотренных групп корыстных общественно опасных деяний. Средний коэффициент латентности, рассчитанный на основе результатов выполненного нами в 1997 г. опроса экспертов из числа сотрудников подразделений по борьбе с экономическими преступлениями органов внутренних дел составил 202. Наиболее высоким коэффициентом латентности характеризуется коммерческий подкуп (3600).

Общественная опасность данной группы преступлений, условно оцениваемая по среднему размеру наказания в виде лишения свободы, установленного за соответствующие деяния по УК РФ 1996 г., оценена законодателем как средняя между общественной опасностью корыстных преступлений против собственности и общественной опасностью преступлений в сфере экономической деятельности (2,4 года лишения свободы).

Гость
Полезные ссылки:
Красивые заставки

Adriana Lima - Адриана Лима

Adriana Lima - Адриана Лима
Copyright X-COM Company © 2011

Rambler's Top100