Главная · Интернет магазин · Новости · Контакты · Поиск · Карта сайтаTuesday, August 22, 2017
Навигация
Главная
Интернет магазин
Видеонаблюдение
Спутниковое телевидение
Спутниковый интернет
Библиотека
Файловый архив
Часто задаваемые вопросы
Фотогалерея
Контакты
Поиск
Проверить свободный домен
Определить тИЦ и PageRank
§ 3. Личность совершивших корыстные преступления

Криминологический портрет лиц, совершивших корыстные преступления, характеризуется четырьмя группами признаков: 1) демографические, 2) социально-ролевые, 3) психологические и 4) уголовно-правовые.

Наиболее значимые среди них последние две группы признаков, в совокупности определяющие специфику типа личности совершивших корыстные преступления.
К числу психологических признаков личности совершивших корыстные преступления относятся: 1) стойкость корыстной установки (направленности) ( см. напр.: Личность преступника / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1975. С. 50-53); 2) уровень готовности к насильственным способам реализации корыстного мотива преступлений; 3) характер мотивации, стимулирующей возникновение корыстной установки или ее реализацию; 4) отношение к нравственно-правовым стандартам в области оборота имущественных благ и в том числе к уголовно-правовым запретам на совершение корыстных преступлений.

Первым психологическим признаком, с которым связаны наиболее значимые различия в личности совершивших корыстные преступления, можно назвать стойкость корыстной установки, т.е. степень устойчивости психологической готовности к совершению преступлений, сопряженных с противоправным обогащением. В качестве критерия стойкости корыстной установки традиционно рассматривается поведение лица, имеющее уголовно-правовое значение. В соответствии с данным признаком могут быть выделены четыре типа корыстных преступников: 1) ситуационный - впервые совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести, вследствие стечения неблагоприятных жизненных обстоятельств, не совершавший ранее иных правонарушений и аморальных проступков, связанных с неприятием законного справедливого порядка распределения имущественных благ; 2) неустойчивый - совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести впервые, но ранее совершавший иные правонарушения и аморальные проступки, связанные с неприятием законного справедливого порядка распределения имущества, имущественных прав, услуг или льгот; 3) злостный - неоднократно совершавший средней тяжести или тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них уголовному наказанию; 4) особо злостный - неоднократно совершавший особо тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них наказанию в виде лишения свободы.

По уровню готовности к реализации корыстного мотива преступления с применением насилия выделяются шесть типов личности корыстных преступников: 1) потенциально неопасный - впервые совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести с угрозой применения насилия, не опасного для здоровья; 2) потенциально опасный - впервые совершивший корыстное преступление с угрозой применения насилия опасного для здоровья; 3) потенциально особо опасный - впервые совершивший корыстное преступление с угрозой применения насилия, опасного для жизни; 4) неопасный - совершивший преступление с применением насилия, не опасного для здоровья; 5) опасный - совершивший корыстное преступление с применением насилия, опасного для здоровья; 6) особо опасный - совершивший корыстные преступления с применением насилия, опасного для жизни.

Лиц, совершивших корыстные преступления, не подпадающих под признаки названных групп, следует относить к промежуточным (переходным) типам.
По характеру мотивации, стимулирующей возникновение корыстной установки или ее реализацию, в отечественной криминологии (см.: Антонян Ю.М., Еникеев М.М., Эмиипв В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М., 1996. С 24 - 27.) обычно выделяются пять типов личности корыстных преступников: 1) утверждающийся - использующий незаконное обогащение в целях самоутверждения; 2) дезадаптивный - совершающий корыстные преступления в целях приспособления к среде или выживания; 3) алкогольно-наркотический - совершающий корыстные преступления для удовлетворения непреодолимого влечения к алкоголю или наркотическим средствам; 4) игровой - совершающий корыстные преступления в целях удовлетворения потребности в острых эмоциональных переживаниях, связанных с риском; 5) семейный - совершающий корыстные преступления в интересах семьи.

Отношение к соблюдению нравственно-правовых (в том числе уголовно-правовых) стандартов в области оборота имущественных благ характеризуется рядом показателей, и прежде всего, степенью солидарности с этими стандартами, а также степенью готовности к их соблюдению.
По результатам проведенных нами в начале 90-х годов в ряде регионов России (Московская, Новосибирская, Омская обл., Ставропольский край) опросов лиц, осужденных за все основные виды корыстных преступлений против собственности, в среднем 44% из них считали, что совершенные ими деяния несправедливо отнесены к числу преступлений; 48% - что за совершенные ими преступления установлены чрезмерно суровые наказания; 4% были готовы совершить преступление даже в случае неизбежного привлечения к уголовной ответственности (По данным проф. А.И. Марцева, проводившего опросы осужденных к наказанию и виде лишения свободы в начале 70-х голов, доля таких лиц не превышала 12%. См.: Марцев А.И., Максимов СВ. Общее предупреждение преступлений и его эффективность. Томск. 1989. С. 43.).

Анализ этих данных позволяет сделать вывод, что для совершающих наиболее распространенные виды корыстных преступлений против собственности характерны весьма низкий уровень солидарности с соответствующими нравственно-правовыми запретами.

Уголовно-правовые признаки, характеризующие личность совершивших корыстные преступления, условно могут быть разделены на две группы: 1) непосредственные; 2) косвенные. К первой группе относятся: а) особый служебный статус, обусловливающий совершенные корыстного преступления определенного вида; б) вид соучастника; в) наличие неснятой или непогашенной судимости и др. Ко второй группе уголовно-правовых признаков относятся: а) тяжесть совершенного преступления; б) форма умысла, указание на корыстную цель или заинтересованность как обязательные признаки субъективной стороны состава соответствующего преступления; в) вид и разновидность множественности совершенных преступлений (совокупность, неоднократность, рецидив, в том числе опасный и особо опасный); г) форма соучастия и др.
Некоторые виды корыстных преступлений против собственности (присвоение или растрата, отдельные формы мошенничества, хищения предметов, имеющих особую ценность), 3/4 видов корыстных преступлений в сфере экономической деятельности и все виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях совершаются лишь лицами, имеющими специальный статус, обеспечивающий соответственно облегченный доступ к вверенному имуществу, занятие либо управление определенным видом экономической, в том числе предпринимательской деятельности, либо имуществом или персоналом в коммерческой или иной организации.

Каждое четвертое корыстное преступление в 1998 г. совершено лицом, имеющим неснятую или непогашенную судимость, и в соучастии, в том числе - каждое сотое в составе организованной группы (см., напр.: Состояние преступности в России за январь-декабрь 1998 года. С. 4 - 10, 20.).
Среди совершивших корыстные преступления против собственности доля профессиональных преступников в начале 90-х годов составляла 17%, во второй половине 90-х годов - 12%, среди лиц, совершивших преступления, сопоставимые с преступлениями в сфере экономической деятельности, -соответственно 54 и 37%. Снижение удельного веса профессиональных преступников статистически обусловлено расширением общей социальной базы преступности за счет лиц, впервые совершивших преступления. Однако в абсолютном выражении доля профессиональных преступников в сфере экономики в этот период не уменьшилась, а увеличилась.

Общее число лиц, осужденных за корыстные преступления, сопоставимые с наказуемыми по УК РФ 1996 г., составляло: в 1986 г. - около 390 тыс. чел. (48% общего числа осужденных); в 1996 г. - более 660 тыс. чел. (около 60% общего числа осужденных) (см.: Судебная статистика. Преступность и судимость (современный анализ данных Уголовной статистики России 1923-1997 годов) С. 18.). Суммарный темп прироста числа осужденных за корыстные преступления в рассматриваемый десятилетний период почти в два раза уступал темпу прироста общего числа зарегистрированных преступлений.
Специальный коэффициент судимости (число осужденных за корыстные преступления в сфере экономики в расчете на 100 тыс. чел. населения) в 1993 г. составлял около 280 чел., в 1996 г. - более 440 чел. При этом важно учитывать, что темп прироста данного показателя (+70%) значительно отставал от темпа прироста числа лиц, выявленных в связи с совершением преступлений рассматриваемого рода (+112%).
Таким образом, нарастание криминальной активности российских граждан в сфере экономики в первой половине 90-х годов происходило на фоне снижающейся эффективности системы уголовной юстиции.

К числу демографических признаков личности, совершивших корыстные преступления, относятся: пол, возраст, уровень образования, место проживания, степень оседлости, уровень жизни.
Семь из каждых десяти, совершивших в 1998 г. корыстные преступления, были мужчинами (данное соотношение меняется для таких видов преступлений, как присвоение или растрата, коммерческий подкуп и др., когда доли мужчин и женщин примерно равны), каждый десятый был лицом, не достигшим 18-летнего возраста. Среди совершивших корыстные преступления в среднем преобладают лица, имеющие среднее и неполное среднее образование (более 80%). Однако среди совершивших корыстные преступления против собственности эта доля возрастает до 90%, а среди совершивших преступления в сфере экономической деятельности, напротив, уменьшается до 60% (и даже до 18% среди совершивших преступления против интересов службы в коммерческих или иных организациях) (Доля лиц, имеющих высшее образование, среди совершивших преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях в несколько раз превышает долю имеющих высшее образование среди всего населения. см.: Численность и состав населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 года М., 1995. С. 25.). Соответственно уменьшается или возрастает доля лиц, имеющих неоконченное высшее или высшее образование. Данный феномен обусловлен повышенной "интеллектуальной емкостью" преступлений в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях по сравнению с не требующими высокого образовательного уровня традиционными корыстными преступлениями против собственности (за исключением некоторых видов присвоения или растраты, мошенничества и хищения предметов, имеющих особую ценность).

Доля не имевших постоянного легального источника дохода среди всех совершивших корыстные преступления в 1998 г. оставила около 50% (при этом темп годового прироста данного показателя превысил 10%). Формально безработные среди совершивших корыстные преступления составили немногим более 5%.
Подавляющее большинство лиц, совершивших корыстные преступления, - городские жители (85%), что в основе соответствует структуре населения в целом по признаку места проживания.

Выполненное нами в 1996 -1997 гг. изучение 126 уголовных дел о наиболее распространенных корыстных преступлениях, совершенных в Москве, выявило достаточно тесную зависимость между уровнем доходов виновных и видом криминальной активности. Свыше 92% общего числа не имевших постоянного источника дохода совершили традиционные корыстные преступления против собственности. Напротив, преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих или иных организациях были совершены лицами, имеющими доход, значительно превышающий средний размер заработной платы в промышленности на момент проведения исследования.

Социально-ролевая характеристика лиц, совершивших корыстные преступления, включает следующие признаки: а) гражданство; б) сфера занятости; в) профессия; г) семейное положение.

Среди лиц, совершивших корыстные преступления (преимущественно кражи и грабежи), иностранные граждане составляли около 1,5% (при этом девять из десяти относились к гражданам государств-участников СНГ).

Нигде не были заняты более половины совершивших корыстные преступления. Из числа занятых на долю работников, в том числе служащих государственных и муниципальных органов, организаций, предприятий в 1997 г. приходилось 39%; учащихся и студентов - 6%; работников и служащих негосударственных организаций - 42%; лиц, занятых индивидуальным предпринимательством, - 7%; осужденных к наказанию в виде лишения свободы - 0,5%; иные категории занятых - 5,5%.

Среди занятых и совершивших корыстные преступления абсолютно преобладали лица, связанные преимущественно с физическим трудом (76%) и не имеющие стабильной семьи (78%), что значительно превышало среднестатистические данные по населению в цепом (см.: Численность и состав населения СССР. С. 145- 200.).

Социально-психологическая характеристика рассматриваемой категории лиц включает оценки уровня знания соответствующих уголовно-правовых запретов; отношения к ним и отношения к их соблюдению; субъективно воспринимаемого риска быть разоблаченным в совершенном преступлении; отношения к понесенному наказанию.

Социально-психологический портрет осужденных за хозяйственные преступления отличается от рассмотренного. Из числа опрошенных в 1996 г. 128 осужденных за наиболее распространенные хозяйственные преступления лишь 39% точно знали до момента совершения деяния, какое именно преступление совершают и какому именно наказанию они могут быть подвергнуты; лишь 7% совершили бы преступление в случае, если бы были уверены в привлечении к уголовной ответственности; оценивали средний уровень раскрываемости соответствующих преступлений в 0,5%.

Гость
Полезные ссылки:
Красивые заставки

Виктория Боня - Victoriya Bonya

Виктория Боня - Victoriya Bonya
Copyright X-COM Company © 2011

Rambler's Top100